Подсвечники и светильники в Третьем рейхе часть 1

Йольский светильник
Йольский светильник (Julleuchter, иначе называемый башенный светильник, нем. Turmleuchte) — один из символов германского неоязычества, вошедший в обиход с начала XX в. Представляет собой небольшое керамическое приспособление с квадратным основанием (ребро около 10 см), высотой около 20 см, формой, напоминающей сужающуюся к верху башню. Предназначен для зажигания свеч на Йоль (языческий праздник зимнего солнцеворота германских народов, который праздновался 21 декабря). Несмотря на название, на самом деле не является древним символом Йоля. Использовался в ритуалах СС. 

Впервые изображение йольского светильника было опубликовано в 1888 году в шведском журнале Runa. В статье описывался оригинал, обнаруженный в XVI веке на территории провинции Халланд и в настоящее время выставленный в Нордическом музее Стокгольма. Аналогичные светильники хранятся в музеях Норвегии.

В нацистской Германии рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер, стремившийся к возрождению язычества в рамках культа ариософии, насаждал использование йольских светильников в эсэсовских ритуалах, связанных с зимним солнцестоянием, а также на свадьбах эсэсовцев. В 1936 году СС приобрели и расширили завод фарфоровых изделий в Аллахе, который производил культовые керамические и фарфоровые изделия для эсэсовцев, в том числе йольские светильники. Поток заказов был столь велик, что в 1943 году часть производства пришлось перенести в концлагерь Дахау. Внешний вид светильника был полностью скопирован с шведского оригинала, опубликованного в 1888 году. 
В послевоенный период йольский светильник используется в своих ритуалах рядом неонацистских и крайне правых организаций. На современных йольских светильниках, как правило, со всех четырёх сторон вырезана руна Hagall (скандинавский вариант младших рун) и символ сердца.
Реже вместо сердца изображаются руны Algiz или Uruz.
 
 
Свеча может вставляться как в отверстие в верхней части светильника (если такое имеется), так и внутрь светильника.
В 1935 г. Герман Вирт становится руководителем созданного в Германии исследовательского института "Наследие предков" Ahnenerbe. Исходя из рекомендаций этого ученого, рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер решил включить Светильник Йоля в церемониал своей организации. 
Впервые после издания "Хроники Ура Линды" Светильник Йоля был описан в 1936 г. в немецком журнале "Germanien". Другая посвященная светильнику статья была опубликована в 1934 г. в периодическом издании для членов СС "SS-Leitheft", а в 1939 г. Фриц Вайтцель упомянул светильник в своей рекомендационной брошюре "Празднование годовых праздников в семье СС".
Герман Вирт в своих комментариях к "Ура Линде" приводит нам несколько примеров древних "башенных" светильников:
1-2. Светильник из обожженной глины. Датируется эпохой Великого переселения народов. Теперь хранится в музее Утрехта (Нидерланды);
3. Светильник из красной обожженной глины, со следами горения сосновой лучины. Найден в Вестфалии, хранится в Мюнстере (Германия);
4. Глиняный светильник из Южной Швеции. Найден в 1888 г. В наши дни хранится в Северном музее (Nordiska Museet) Стокгольма.

Все эти светильники украшены разделенными на четыре, шесть или восемь частей солнечными колесами, ромбами, скрещенными линиями, а на стенках четвертого светильника со всех четырех сторон красуется в круг вписанная шестилучевая звезда и символический мотив сердца.

Четвертый, обнаруженный в 1888 г. шведский крестьянский "башенный" светильник датируется XVI веком и впервые был описан в журнале "Руна". Из-за стараний Германа Вирта именно этот светильник стал основным прототипом всех тех светильников, которые в наши времена используются ариософскими и языческими общинами. Именно шведскому светильнику Герман Вирт уделял большое внимание и наделил его особым символическим значением.
В издании "Germanien" писалось, что Светильник Йоля помнит те времена, когда далекие предки германцев жили далеко на Севере, после чего перебрались на более южные территории. Светильник должен был напомнить каждому немцу о тех временах, когда солнечного света было очень мало на северном небе и люди радовались каждому светлому мгновению. Зажжение свечей во время Зимнего и Летнего солнцестояния должно было символизировать победу света над тьмой и циклическое вращение Годового колеса. Тут также повторялись слова Германа Вирта о том, что во время 12 праздничных вечеров Йоля должны зажигаться 12 свечей, символизирующих 12 месяцев в году, а тринадцатая свеча, знаменующая наступление Нового года, должна быть зажжена в окончании цикла. 
Форму башни Герман Вирт связал с городскими башнями мифического благородного германского народа, который описан в "Хронике Ура Линды". В этих башнях горела Священная Лампа или Вечный Свет, который строго охранялся религиозными служительницами культа. Этот свет не мог быть погашен, а его угасание предвещало несчастья, катастрофы и упадок. Взошедший на вершину башни мог познать тайны мира, как это описано в Хронике: "И если кто-то стоит на вершине башни, то он видит образ Юла ". Здесь нетрудно заметить, что называемое Юлом магическое колесо духа напрямую связано с праздником Йоля, а идеограмма Юла (без круга) - с древнегерманской руной Хагал Hagal, символизирующей взаимодействие всех сил в единой стабильности и вечное преобразование через смерть (природы, человека, Солнца). На скандинавском светильнике мотив Хагал руны или Юла присутствует под образом сердца, которое в свою очередь Виртом интерпретировалось как пульсирующее "Сердце Ирты (Irtha, ср. earth, erde, т.е. Мать-Земля)".
 

Фриц Вайтцель в своей, предназначенной для семей СС брошюре, пишет: "В канун Йоля отец зажигает свечу в керамическом светильнике, а все другие свечи зажигаются от этой свечи". Описывая празднование Нового Года, Вайтцель опять останавливается на Светильнике Йоля: "В полночь отец ставит на стол Светильник Йоля. Этот светильник со свечой надо зажечь во время каждого семейного праздника. В конце старого года Семейная свеча сгорает, но ее пламя должно быть перенесено на новую свечу. Наши предки никогда не разрешали потухнуть огню в домашнем очаге, так и наш светильник должен гореть. Он становится маленьким символом неугасающего Солнца, и всем членам семьи предстоит подумать о сути этого ритуала".

Однако в Германии тех времен Светильник использовали не только как атрибут солярных праздников. Его зажигали и при эсэсовских церемониях венчания, свадеб, в память о погибших или умерших, на день рождение детей в семье СС и т.д., каждый раз пламя свечи символизировало все другой аспект света в зависимости от контекста зажжения (солярный свет, духовный свет, свет как память об ушедших...).

Гиммлер стремился к тому, чтоб Светильник Йоля был бы у каждой семьи СС. Этот подарок был занесен в учетную карточку эсэсовца, а за нарушение организационных принципов светильник должен был быть возвращен. Иногда керамические светильники Йоля дарились вдовам погибших солдат, и к каждому подарку добавлялся лист с напечатанными словами Гиммлера.


Один из вариантов обращения:
"Я вручаю Тебе этот керамический Светильник Йоля. Он украшен по традициям нашего народа. Пусть маленький огонек под светильником горит как символ уходящего года. Большая свеча должна загореться в первый миг Нового года. В этой традиции кроется глубокая мудрость. Я желаю каждому члену СС, чтоб он смог бы проводить угасающее пламя старого года с чистым сердцем и совестью, и встретить Новый год бодро, в возвышенном состоянии духа. Это мое пожелание Вам и Вашим семьям сегодня и во веки веков (или, по другому варианту, последняя фраза звучала: "Этого я хочу от тебя и твоей семьи сегодня и в будущем").

Светильники Йоля изготавливались в созданной по приказу Гиммлера и подвластной СС мануфактуре фарфоровых изделий Алаха (один из пригородов Мюнхена), в которой по контракту работало много рабочих. Хотя мастерские Алаха стали широко известны благодаря своим фарфоровым изделиям, но здесь изготавливались и керамические. С каждым годом выпускалось всё больше светильников Йоля и всё больше их дарилось семьям СС.

С 1936 по 1939 г. было изготовлено более 132 000 таких светильников. В 1943 г. – 44 429, а количество светильников, изготовленных в 1940, 1942 и 1944 г. точно не известно. Стандартный керамический в мануфактуре Алаха изготовленный Светильник Йоля был 222 миллиметра высотой, а нижняя грань каждой из четырех стенок светильника - 111 миллиметра шириной. Каждое изделие отмечалось особым знаком мануфактуры Алаха - переплетающимися двойными Зиг рунами или определенной цифрой/буквой.


После начала Второй мировой войны праздник быстро превратился в кампанию по отправке посылок и поздравительных открыток солдатам на фронт. В конце войны нацисты попытались превратить Рождество в день памяти павших, но к тому времени на их усилия уже почти никто не обращал внимания.

Мать Юдит Бройер Рита начала собирать старые рождественские украшения в 1970-х. Ее муж хотел, чтобы елка в их доме имела «классический» вид, как у его бабушки. Однако вскоре Рита Бройер с дочерью стали обнаруживать довольно странные елочные игрушки, явно не соответствовавшие рождественским традициям. Так, во время Первой мировой войны они выполнялись в виде миниатюрных стеклянных солдат с гранатой в руке, снарядов и танков.

«Эта тенденция продолжилась в нацистскую эпоху», - рассказывает г-жа Бройер. Представители церкви были слишком запуганы, чтобы выражать протест, но большинство немцев продолжало праздновать Рождество в соответствии с привычными традициями. 

Следует отметить, что руководителей Третьего рейха очень привлекал опыт антицерковных гонений в СССР. В директивах Гейдриха, Олендорфа и других видных нацистских чиновников летом — осенью 1941 г. содержались указания тщательно сберегать и вывозить в Германию для изучения материалы антирелигиозных музеев и документы Союза воинствующих безбожников. Однако все это было нужно лишь в качестве подсобного материала для первого этапа наступления на Церковь. В Третьем рейхе планировали пойти и уже пошли значительно дальше, приступив к созданию своего религиозного учения. С самого момента своего возникновения национал-социализм не был чисто политическим движением. Значительная часть его создателей и руководителей воспринимали нацизм как новое мировоззрение и в конечном итоге основу для новой веры, которая расчистит себе путь и придет на смену всем религиям мира. Уже в год основания НСДАП в ее программе было заявлено, что она «представляет точку зрения позитивного христианства».

Среди работ нацистских лидеров, написанных до их прихода к власти, выделяется вышедшая в 1930 г. книга идеолога НСДАП и главного редактора центрального печатного органа партии — газеты «Фёлкишер беобахтер» Альфреда Розенберга «Миф XX века». На ее примере хорошо видно, что Розенберг стремился создать не просто еще одну теорию общественного развития, а совершенно новую религию, фактически не имевшую ничего общего с христианством. В ее основе лежали учения о крови и расе и откровенный разрыв с нравственными принципами христианства, говорившими о равенстве всех на родов и рас земного шара. 
Одним из первых глубокий анализ взглядов Розенберга и идеологии нацизма в целом сделал известный православный богослов протоиерей Сергий Булгаков. В декабре 1941 — феврале 1942 гг. в оккупированном Париже он написал объемную работу «Расизм и христианство», в которой прямо и резко говорил о языческом характере новой религии: «Вместо Распятого и Его искупительной крови провозглашен также культ крови, но уже расовой, и знамением его является нехристианская свастика... Этот бог крови и эта религия являются нехристианскими... Это есть не столько гонение... сколько соперничающее антихристианство, "лжецерковь" (получающая кличку "немецкой национальной церкви")». Сравнивая нацизм с другими проявлениями антихристианства — «воинствующим безбожием французских материалистов», взглядами Ницше, «ненавистью к святыне марксистов» и «варварскими гонениями большевиков», Булгаков пришел к выводу, что в Германии 1920-1930-х гг. возникла наиболее острая, злая и опасная форма: «Здесь приходится сказать, что гитлеризм, как религиозное явление, есть еще более отрицательное, чем даже воинствующий атеизм большевизма, он более глубоко отравляет душу народную, чем большевизм; поскольку последний есть удушающее насилие, первый есть своеобразное явление духовной жизни, некоторое зачатие духовное, однако не в христианстве, но в язычестве».

Cледует указать, что создать построенную на принципах нацистской идеологии религию в Третьем рейхе не успели. Большое влияние в Германии имели две традиционные крупнейшие христианские конфессии — Лютеранская и Католическая Церкви, и руководству НСДАП на протяжении всего срока своего правления приходилось так или иначе считаться с ними, иногда вынужденно маскировать свою антицерковную политику и даже идти на некоторые непринципиальные уступки. После прихода НСДАП к власти победившая партия принципиально отвергла все существовавшие церковно-государственные договоры, так как они предусматривали равноправное партнерство сторон.

Но начинать с открытых гонений на религиозные организации еще не утвердившаяся в стране нацистская власть не могла. Ставший канцлером А. Гитлер включил Лютеранскую и Католическую Церкви в орбиту официальной политики унификации, согласно которой все сферы общественной жизни Германии подлежали подчинению новой идеологии. Первые преобразования в этом направлении должны были произойти у лютеран. 14 июля 1933 г. рейхстаг одобрил указ о новой имперской церкви, после чего разгорелась борьба вокруг выбора первого имперского епископа. Нацисты выдвинули кандидатуру Людвига Мюллера, представлявшего «немецких христиан», и сделали все для его избрания. Победив на выборах 27 июля, движение провозгласило себя «Евангелической Церковью германской нации».

Но часть лютеранских пасторов выступила с протестами против внедрения псевдохристианской нордической мифологии и «арийского параграфа». Эти протесты стали частью программы Чрезвычайного союза пасторов, положившего начало евангелическому движению сопротивления. После Синода в Бармене (31 мая 1934 г.) это движение, провозгласившее себя «правомочной Германской Евангелической Церковью», получило название «Исповедническая Церковь» (Bekennende Kirche). Оно отказалось признать власть имперского епископа Мюллера и дало понять, что христианские догматы несовместимы с мировоззрением и политикой нацизма. Около 7 из 17 тыс. пасторов Германии при соединились к «Исповеднической Церкви» и оказались объектом преследований. В дальнейшем репрессиям подверглись основные руководители движения — Мартин Нимёллер, Карл Барт и известный протестантский теолог Дитрих Бонхеффер, арестованный 5 апреля 1943 г. и повешенный 9 апреля 1945 г. в концлагере Флоссенберг. Во второй половине 1930-х гг. нацистам удалось добиться раскола в «Исповеднической Церкви», но она все-таки смогла просуществовать до крушения Третьего рейха6. Еще более враждебным было отношение руководителей НСДАП к католицизму с его строгой догматикой и широким международным влиянием.

Хотя Гитлер родился в католической семье, именно эта Церковь являлась для него наиболее одиозной. Тем не менее, став канцлером, он неоднократно заявлял, что новое правительство ставит своей целью создание благоприятных условий для религиозной жизни, и в июле 1933 г. предложил заключить соглашение (конкордат) с Ватиканом. Конкордат гарантировал неприкосновенность католической веры, сохранение прав и привилегий верующих, но предусматривал исключение всякого политического влияния со стороны Церкви. Подобно любому межгосударственному соглашению конкордат не предполагал единомыслия по всем политическим и идеологическим вопросам. Однако предложение о заключении соглашения не случайно исходило именно от Гитлера. Он рассчитывал таким путем обеспечить доверие мировой общественности и укрепить внутреннее положение режима. Отказ со стороны Ватикана мог бы очень отрицательно отразиться на молодом нацистском государстве. Подписание конкордата состоялось 20 июля, однако Гитлер собирался выполнять его лишь в той мере, в которой ему это было выгодно. Так, уже летом 1933 г. в Германии были распущены все католические партии и объединения, по явилось и маловлиятельное движение «автокефалов», выступавших за отделение немецких католиков от Ватикана.

Но в первые месяцы правления Гитлер избегал открыто вступать в конфликт с Церковью, хотя и тогда в кругу ближайших сподвижников не скрывал своих планов в этой сфере. Согласно свидетельству тогдашнего главы Данцигского сената Г. Раушнинга, осенью 1933 г. фюрер в разговоре с ним, двумя баварскими гаулейтерами и Геббельсом заявил: «Насчет вероисповедания: что одна вера, что другая — все равно. У них нет будущего. По крайней мере в Германии. Итальянские фашисты во имя Господа предпочитают мириться с Церковью. Я поступлю так же. Почему бы и нет. Но это не удержит меня от того, чтобы искоренить христианство в Германии, истребить его полностью вплоть до мельчайших корешков... для нашего народа имеет решающее значение, будет ли он следовать жидовскому христианству с его мягкотелой сострадательной моралью — или героической вере в бога природы, бога собственного народа, бога собственной судьбы, собственной крови... Хватит рассуждать. Старый Завет, Новый Завет, или даже просто Слова Христовы... все это один и тот же жидовский обман. Все это одно и то же, и это не сделает нас свободными. Немецкая церковь, немецкое христианство — ерунда. Или ты христианин, или язычник. Совмещать одно с другим невозможно».

Затеи с Лютеранской Имперской Церковью или автокефалами-католиками с самого начала были для Гитлера лишь временным средством разрушения изнутри традиционных конфессий:«Немецкие христиане. Германская Церковь, христиане-автокефалы — какое старье. Я уже знаю, что придет им на смену. И в свое время я об этом позабочусь. Без собственной религии немецкий народ не устоит. Что это за религия, еще никто не знает. Мы ощущаем ее. Но этого недостаточно».
Впрочем, по свидетельству Раушнинга, Гитлер уже в 1933 г. во многом представлял, какую религию нужно создавать и даже какие внешние элементы христианства заимствовать для нее, заявляя: «Что же должны делать мы? То же самое, что делала Католическая Церковь, когда отбирала у язычников их веру: брать все, что можно взять и истолковывать в нашем духе...; в Пасху будем праздновать не воскресение Христово, а вечное обновление нашего народа, Рождество станет рождеством Нашего мессии — героического и вольнолюбивого духа нашего народа. Вы полагаете, что эти либеральные священники, не верующие, а служащие, не будут учить в своих церквах от имени нашего Бога? Я вам гарантирую —...они сменят свой крест на нашу свастику. Вместо крови своего прежнего Спасителя они будут освящать празднества чистой кровью нашего народа; они примут плоды германской нивы в качестве святых даров и будут есть их в знак вечного единства нации, как прежде вкушали от плоти своего Господа. И когда все это случится... церкви снова наполнятся. Конечно, если мы этого захотим, если там будет проповедоваться наша вера. Но спешить с этим не нужно».

Был начат эксперимент по дехристианизации крестьянства с помощью внедрения языческих обычаев — празднования зимнего и летнего солнцестояния и т.п. Все руководители нацистских организаций регулярно получали приглашения на своеобразные антихристианские собрания, с которых началась пропаганда элементов новой религии. Вскоре последовало принуждение к выходу из церковных общин. Таинства крещения и миропомазания (конфирмации) пытались вы теснить неоязыческой обрядностью посвящения молодежи (Jugendweihe). Свастика как иной языческий крест, знак победы и удачи, связанный с культом солнца и огня, противопоставлялся христианскому кресту как символу унижения, достойного лишь «недочеловеков». Особое внимание уделялось антицерковному воспитанию молодежи в рядах «Гитлерюгенда». В пропагандируемых песнях ее учили поклоняться нацистским кумирам типа молодого функционера НСДАП X. Весселя: «Мы — бодрая гитлеровская молодежь, и христианские добродетели нам не нужны, потому что наш вождь Адольф Гитлер всегда за нас предстательствует. Никакой зловредный поп не в силах нам помешать чувствовать себя детьми Гитлера. Мы идем не за Христом, а за Хорстом Васселем; долой кадило и святую водичку!»

Одним из главных инициаторов первой фазы антицерковной кампании был Розенберг, выступивший в 1935 г. с антикатолическим письмом «О темных людях нашего времени», а в 1937 г. он атаковал в другом своем произведении «Протестантские паломники в Рим» лютеранских священников. Оба письма публично разъясняли несовместимость христианской традиции с новым мировоззрением. Розенберга поддерживали и руководители некоторых государственных структур. Так, министр внутренних дел В. Фрик активно включился в начатую антицерковную кампанию под лозунгом «деконфессионализации общественной жизни». Убежденными представителями розенберговского направления были также фюрер «Гитлерюгенда» Б. Ширах и руководитель Германского рабочего фронта Р. Лей.

К середине 1930-х гг. СС сложилась в структуру, напоминавшую ордена Средневековья. Праздники здесь отмечались по руническому зодиакальному кругу, главным считался день летнего солнцестояния, существовали ритуалы поклонения огню. Сохранились документальные кадры об имевшем культовое значение замке Вевельсбург. В итоге возник проект сооружения на основе замка грандиозного архитектурного комплекса, строительство которого должно было закончиться только к 1960-м гг. 18 ноября 1937 г. Гиммлер, желая усилить кастовый характер СС, подписал приказ «к зимнему солнцевороту» о разделении членов организации на тех, кто может доказать свое арийское происхождение (1650 или 1750 гг.), и всех остальных.
Суть идеологического воспитания эсэсовцев хорошо показывают учебные материалы Службы имперской безопасности (от 28 марта 1943 г.), в которых перечислялись пять главных мировоззренческих врагов национал-социализма: евреи, масонство, марксизм, либерализм и Церковь. Она называлась последней, но при этом подчеркивалось: «Еще большим врагом является Церковь. Она постоянно стремится к мировому господству. Христианство, которое основывается на Ветхом и Новом Заветах, было взято из еврейской религии. Христианское мировоззрение проистекает из переднеазиатской расовой души, а не исходит из естественных ценностей народа. Также в отличие от национал-социализма оно не знает рас, а его пароль гласит: перед Богом все равны, и к тому же исходной точкой считается еврейство. Как и другие наши враги, Церковь борется всеми имеющимися в ее распоряжении средствами против национал-социализма и его организации, заодно с еврейскими капиталистическими и большевистскими режимами, чтобы уничтожить наш народ»

В 1935 г. Гиммлер придал статус государственною учреждения созданной в 1933 г. профессором Ф. Гильшеромом частной организации «Аненэрбе» (Ahnenerbe — в переводе «Наследие предков»). Полное ее название гласило: «Немецкое общество по изучению древней германской истории и наследия предков», и теперь этому учреждению было поручено изучать все, что касалось духа, деяний, традиций, отличительных черт и наследия «индогерманской нордической расы». В 1937 г. Гиммлер интегрировал общество в СС, подчинив его в качестве отдела управлению концлагерей, а 1 января 1939 г. «Аненэрбе» получила новый статус, еще более расширивший сферу ее изысканий, к этому времени общество располагало почти 50 научными подразделениями. С 1938 г. все археологические раскопки в Третьем рейхе стали проводиться с его ведома. «Аненэрбе» организовала несколько экспедиций в Тибет, на Ближний Восток и на юг Украины с целью подтверждения превосходства арийской расы. Наиболее известна организованная в 1937 г. службами СС экспедиция Шефера, в числе прочего изучавшая буддийские святилища Тибета. Сохранился снятый ее участниками документальный фильм, который в мае 1942 г. просматривался в ставке Гитлера. Кроме чисто научных исследований «Аненэрбе» занималась также изучением оккультных тайных обществ и возрождением древних мистических культов, участвуя в создании новых обрядов. Среди сфер его деятельности было проектирование разработки психотропного оружия, призванного подавить «кристаллы воли». На заключительной стадии дело дошло до чудовищных медицинских экспериментов на живых людях в концлагерях. 1 января 1941 г. «Аненэрбе» была включена в состав личного штаба Гиммлера и полностью стало органом СС. Его генеральный секретарь полковник СС В. Сиверс был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Документация же «Аненэрбе» в значительной части сохранилась и находится сейчас в Российском государственном военном архиве.





Подсвечники в большом разнообразии моделей делались фабрикой Allach с начала её существования и вплоть до 1945 года, но особое значение придавалось йольскому "башенному подсвечнику", который был одним из первых в модельном ряду фабрики и одним из первых её изделий, представленных широкой общественности.
Йольский подсвечник был единственным предметом фабрики Allach, который выпускался ежегодно в самом большом количестве и в одной и той же форме примерно 10 лет. Очевидно, что наряду с некоторыми другими подсвечниками, так же используемыми в обрядах СС или просто для украшения жилища, он был выполнен фабрикой Allach как особый заказ Рейхсфюрера.
1 июля 1935 года в Берлине был зарегистрирован союз "Немецкого общества предков" Deutschen Ahnenerbes,  целью которого было изучение  древненемецкой истории, идеологии и наследия древних германских племён. Президентом нового союза стал Герман Вирт, председателем попечительского совета Генрих Гиммлер. С большой долей вероятности можно утверждать, что после назначения Вирта президентом «Общества предков», именно по его рекомендации было введено обязательное использование "Светильника Йоля" в ритуалах СС. В сопроводительном дарственном листке за подписью Гиммлера к подсвечнику для офицеров СС от 1935 года есть такие слова: "Я дарю вам этот подсвечник. Он создан на основе древнего образца, из ранней истории нашего народа...".
В декабре 1936 года йольский подсвечник фабрики Allach появился на обложке журнала "Germanien. Monatshefte für Germanenkunde" Германия. Ежемесячник германоведения, официального органа "Немецкого общества предков". Изготовление йольских подсвечников должно было начаться на фабрике Allach ещё в 1935 году, до её официального основания 3 января 1936, так как старейший из известных "подарочных документов", который прилагался к подсвечнику в качестве сопроводительного письма, датируется 16-м декабря 1935 года. Регистрация образца, а именно йольфест-подсвечника состоялась спустя месяц, 16 января 1936 года в Имперском патентном ведомстве в Берлине.
Йольcкий подсвечник, выпущенный в 1935 году, первоначально предназначался как подарок от Генриха Гиммлера всем офицерам SS и содержал сопроводительное письмо с факсимиле Гиммлера и кратким описанием относительно его использования в ночь с 31  декабря на 1 января. Последующие сопроводительные письма имели обращение "Моим товарищам СС" и были обращены как к офицерам, так и к солдатам СС. В программной речи 8 ноября 1936 года в Дахау (SS-Leitheft 8,3. Jahrgang, Dezember 1937) Генрих Гиммлер произнёс: "Короткое слово о подсвечнике Йоля. Я бы хотел, чтобы каждая семья женатого члена СС обладала подсвечником Йоля. И тогда даже женщина оставит церковные предрассудки и обретёт то, что завладеет её сердцем и разумом".
Церемония передачи Julleuchter в тексте "Рождественские вечера и празднование Йоля" (Рождество на войне, отдельный выпуск (SS-Leithefte, 10. Jg. 1944): "Повсеместно, до войны, в СС сложился обычай проводить в день зимнего солнцестояния рождественский ужин в семьях, чтобы отпраздновать Йоль с жёнами, невестами и старшими детьми... Свечи установлены в резных деревянных подсвечниках. Перед командиром подразделения установлен Julleuchter, свет которого был зажжён в начале вечера. Он подходит к елке или Йольскому венку и зажигает огни лучиной, которая зажжена от Julleuchter. Некоторым товарищам дарятся подсвечники от рейхсфюрера СС. С раздачей подарков и пожеланиями счастья всем семьям и детям вечер заканчивается. Песня верности СС завершает семейный вечер".
Из письма Генриха Гиммлера от 16 ноября 1937 года в Главное управление СС по вопросам расы и поселения: "Я устанавливаю, что отдельные подразделения СС празднуют день летнего солнцестояния вместе с жёнами или невестами, а  затем Йольфест. Гитлеровскую молодежь и BDM девушек, которые приняли участие в праздновании солнцестояния, нужно также приглашать и на празднование Йоля. Сразу после зажжения рождественской ёлки штурмфюрер или находящийся на праздновании высший чин раздаёт йоль-подсвечники членам СС, находящимся в браке".
Вручение Йольских подсвечников должно проводиться в торжественной обстановке ответственным руководителем во время общего празднования в штурмах (рота войск в войсках СС), батальонах, полках и так далее. В крупных формированиях церемонию нужно проводить по возможности перед флагом.
В 1940 году в листе предписания Waffen-SS сообщается: Рейсхфюрер СС распорядился, чтобы Julleuchter вручался в этом году также жёнам и в отдельных случаях невестам погибших эсэсовцев.
Невесты погибших получают Julleuchter, если они: 
a) уже имеют разрешение на бракосочетание;
b) являются матерью детей погибшего.
Распределение Julleuchter женам и невестам погибших будет предпринято управлением личного состава СС (SS-Personalhauptamt).
Для распределения Julleuchter жёнам и невестам погибших предложения подавать до 15 октября 1940 года коменданту Ваффен СС".
Отметка о вручении йольфест-подсвечника была в созданной управлением кадров СС для каждого члена СС уставной карте, в поле номер 13. При исключении из рядов СС в особых случаях по решению рейхсфюрера СС Julleuchter мог быть отобран у его владельца.
11.01.2017
К другим статьям

Каталог